Уважаемые посетители! Приветствую вас на сайте посвященном посёлку Ключи. На данном ресурсе собрана информация о нашем поселении. Если вы располагаете какой-либо интересной информацией: воспоминаниями старожилов, интересными статьями о нашем посёлке, фотографиями и желаете ими поделиться прошу присылать материалы на электронный адрес tumrak@yandex.ru
Случайное фото
кукольный кружок
LOADING...
Прогноз погоды
Газеты
logo_srch
VIP объявления
Жилье в Ключах

Атласов и «Ключи»

 Владимир Атласов

Честь Atlasovоткрытия Камчатки, её присоединения к России принадлежит сибирскому казаку из Якутска Владимиру Атласову в 1697 году. 

Его заслуги перед Отечеством признаны историей. В. Атласов, с набранным им отрядом в 120 человек, в 1697–1699 гг. первым прошёл полуостров Камчатка вдоль и поперёк. Во время похода Атласов «объясачил» местное население, включив его в число подданных русского царя. Он же составил первую карту Камчатки, благодаря чему народы Европы узнали о существовании полуострова. 

Все собранные материалы о Камчатке, её населении, природе, растительности В. Атласов в 1701 году лично привёз в Москву, в Сибирский приказ. Природные богатства новых земель и их значение для России были представлены В. Атласовым так перспективно, что побудили правительство обратить на этот регион особое внимание. 

По инициативе Петра I к изучению Камчатки привлекли крупнейшие исследовательские силы. В 1720–1721 гг. на полуостров направили партию геодезистов, затем в 1725–1730 и в 1733–1743 гг. там же работали грандиозные по своим масштабам и задачам Первая и Вторая комплексные научные Камчатские экспедиции. В их состав входили такие выдающиеся личности, как капитан В. Беринг, естествоиспытатели С. П. Крашенинников, Г. Стеллер и др. 

Однако сам талантливый землепроходец и первооткрыватель плодов своего труда не увидел. Его жизнь оказалась недолгой и трагически оборвалась в 1711 году, в феврале, в Нижнекамчатском остроге, который находился в районе нынешних Ключей. Место захоронения установить не удалось. В 2010 году в поселке Ключи установлен памятник-часовенка В. Атласову. 

Atlasov ustanavlivart krestНа реке Крестовой (ныне Белой) Атласов установил деревянный крест в память о своём посещении Камчатки, на котором были вырезаны слова: «205 (1697) году июля 13 дня поставилъ сей крестъ пятидесятникъ Володимеръ Атласовъ съ товарищи 55 человекъ». В августе 1959 года член Географического общества СССР В. И. Воскобойников и военный моряк Г. И. Щедрин, большой любитель истории Камчатки, решили восстановить памятный крест В. Атласова. По их чертежам Ключевской деревообрабатывающий комбинат сделал крест. К прежней, восстановленной по записи С. П. Крашенинникова, памятной надписи было добавлено: «Восстановлено в честь русских землепроходцев, открывших Камчатку, 9.VIII.1959 г.». 

Памятный крест установлен на левом берегу реки Крестовой при впадении её в Камчатку. Он хорошо виден с катеров, идущих по реке. 

Первым русским названием горы на Камчатке была Камчатская гора (Ключевская сопка. – Прим. сост.), о существовании которой впервые стало известно от землепроходца Владимира Атласова. В своей «скаске» от 10 февраля 1701 года, составленной для Сибирского приказа, В. Атласов писал: «А от устья итти вверх по Камчатке реке неделю есть гора подобна хлебному скирду, велика горазда и высока, а другая близъ её ж – подобна сенному стогу и высока гораздо: из неё днём идёт дым, а ночью искры и зарево. А сказывают камчадалы: буде человек взойдёт до половины тое горы, и там слышит великий шум и гром, что человеку терпеть невозможно. А выше половины той горы которые люди всходили, назад не вышли, а что тем людям на горе учинилось – не ведают»…

«…А из под тех гор река ключевая – в ней вода зелена, а в той воде, как бросят копейку – видеть в глубину сажени на три». 

Это были величайший в Азии вулкан – Ключевская сопка и соседняя с ним Плоская сопка.

Из «скасок» В. Атласова можно хорошо представить жизнь местного населения – камчадалов того времени. У них пушной промысел занимал второстепенное место. Основой их хозяйства были рыболовство и охота на «морского зверя»: тюленей, моржей, китов и др.

Рыбой были богаты все реки Камчатки. Но особенно реки оживали в июле-августе, когда из океана в них шли лососевые рыбы: кета, чавыча, горбуша. Проведя всю свою жизнь в море, эти рыбы лишь однажды заходили для икрометания. Этот природный цикл в жизни лососёвых был замечен В. Атласовым: «А рыба в тех реках в Камчатской земле морская, породою особая, походит на семгу, и цветом красна, а величиною больше семги, а иноземцы её называют овечиною. И иных рыб много – семь родов разных, а на русские рыбы не походят. И идёт той рыбы из моря по тем рекам гораздо много, и назад та рыба не возвращается в море, а помирает в тех реках и заводях».

Во время прихода морской рыбы в реки камчадалы от мала до велика выходили на берег и с раннего утра и до позднего вечера ловили рыбу. От летней её заготовки зависела их жизнь в зимнее время. А красную икру камчадалы сушили на воздухе, не вынимая из перепонок (в ястыках). Иногда икру заливали в стебли или дудки разных трав и сушили вместе с таким сосудом у огня. Камчадалы не ходили в дорогу без сушёной икры.

Из необычных рыбных блюд Атласов обратил внимание лишь на сырую рыбу, которую русские старались не есть из-за опасения заболеваний, и на так называемую «кислую рыбу», которую Атласов, очевидно, отведал впервые на Камчатке: «…А в зиму рыбу запасают сырую: кладут в ямы и засыпают землю. И та рыба изгноет, и тое рыбу, вынимая, кладут в колоды и тое колоды заливают водою и, розжегши камения кладут в те колоды и воду нагревают и ту рыбу с той водою размешивают и пьют. А от тое рыбы исходит смрадный дух, что русскому человеку по нужде терпеть мочно».

Наблюдая за жизнью камчадалов, Атласов понял, что для них пушной промысел, ради которого он и его товарищи исходили не одну тысячу вёрст, не играл заметной роли. На Камчатке соболей и лисиц было пруд пруди. Свою одежду камчадалы предпочитали шить из оленьих шкур. Мех лисиц и соболей шёл у камчадалов на подбивку одежды изнутри. К собольему меху они вообще были равнодушны, считая его непрочным. Собольему меху, равно как и другим мехам, камчадалы предпочитали собачий – камчатской белой лайки. Мех лайки считался тёплым, прочным, а главное, дефицитным, так как для его получения нужно убить собаку, которая ценилась во много раз дороже соболя. Поэтому собачьим мехом обшивали только края одежды. 

Из крупных лесных зверей для камчадалов считалось престижным убить медведя. На Камчатке их было много, но на людей они не нападали, потому что сама природа давала им изобилие пищи. Но особенно любили медведи рыбалку. Во время массового прихода морской рыбы в реки для нереста медведи спускались с гор к рекам на рыбалку. Делали они это так: медведь заходил в воду, садился, расставляя передние лапы, и оставался неподвижным до тех пор, пока между протянутыми лапами не появлялась рыба. Тогда лохматый рыболов мгновенно смыкал лапы и с довольным ворчанием захватывал добычу. Капризный гурман съедал у рыбы только мозг и икру, а тело отбрасывал прочь. Иногда поблизости сидело от 5 до 10 медведей, т. е. целое медвежье «стадо», занятое рыбной ловлей. После спада рыбы в реках медведи лакомились уснувшей рыбой, обильно покрывавшей берег, а осенью – тем, что от неё оставалось, т. е. рыбными костями. Именно в такое время камчатские охотники и подстерегали свою добычу. Уложить на месте громадного, отъевшегося за лето медведя было делом трудным и по плечу только самому сильному и смелому человеку. По случаю успешной охоты на медведя камчадалы устраивали шумный праздник, на который собирали гостей. Мясо и жир медведя считались деликатесом. Из медвежьих мехов изготовляли одежду, постели, шапки, рукавицы. Кожу использовали на пошив охотничьей обуви, которая не скользила. Даже кишки медведя шли в дело: их растягивали, как чулки, и камчатские модницы закрывали ими свои лица, предохраняя их от загара.

Битва В. Атласова с коряками

Bitva s KoryakamiИз «скасок» Владимира Атласова мы очень хорошо можем представить, как жили камчадалы, чем питались, как одевались, как строили свои жилища – летние (балаганы) и зимние (юрты), которые находились в земле и имели всего один вход и выход вверху жилища. С крыши в юрту спускалась лестница-стремянка, которой
казакам было очень трудно пользоваться с непривычки. Что же касается камчадалов, то они опускались и поднимались по лестнице в юрту с быстротой белок. 

«Скаски» В. Атласова позднее использовал в своём научном труде «Описание земли Камчатки» С. П. Крашенинников. Известный интерес к экспедиции В. В. Атласова проявили исследователи-географы Л. С. Берг, В. Н. Скалон, Н. А. Бендер, И. П. Магидович. Они поставили её в один ряд с другими в выдающимися экспедициями того времени.

Битва В. Атласова с Коряками

Г. А. Леонтьева

(Из кн.: Якутский казак
Владимир Атласов – первопроходец
земли Камчатской. – М., 1997)

вернуться

895 просмотров