Уважаемые посетители! Приветствую вас на сайте посвященном посёлку Ключи. На данном ресурсе собрана информация о нашем поселении. Если вы располагаете какой-либо интересной информацией: воспоминаниями старожилов, интересными статьями о нашем посёлке, фотографиями и желаете ими поделиться прошу присылать материалы на электронный адрес tumrak@yandex.ru
Случайное фото
кречет на главную
LOADING...
Прогноз погоды
VIP объявления

В.И. Меньшиков «Путешествие по Ключевской группе вулканов»

В августе 1973 г. Клуб туристов и путешественников им. Глеба Травина проводил экспедицию сложную, но очень интересную. Маршрут пролегал через Ключевскую группу вулканов, через горные хребты Тумрок, Кумрач, Гамчен с выходом в северную часть Кроноцкого залива.

Состав экспедиции был достаточно опытным и хорошо подготовленным к такого рода путешествиям. Руководителем был Константин Лангбурд, а участниками — бывалые землепроходцы Роберт Фрейберг, Валентин Голубенко, Владимир Хурин, Алексей Максимов, Виталий Меньшиков и Вильма, маленькая беспородная собачка.

В путешествии всего было с избытком: очень сложные горные перевалы, опасные переправы через реки, многочисленные встречи с камчатскими медведями. Но особенно запомнились восхождение на влк Ключевской, Безымянный и Плоский Толбачик.

Маршрут начали в пос. Ключи и целый день добирались на грузовике до вулканологической станции Апахончич. Поставили палатки, сварили ужин. Поразило обилие комаров. Находиться на улице без накомарников было просто невозможно. Комары, как самоубийцы, пикировали в кружки с чаем, тарелки с супом и вылавливать их было бесполезно, т. к. их место тут же занимали новые.

На восхождение пошли с полными рюкзаками. Подниматься решили по восточному склону. В первый день дошли до высоты 3500 м, где решили разбить лагерь и оставить тяжелые рюкзаки, а подниматься к вершине налегке. Склон, насколько видел глаз, представлял собой среднекаменистую осыпь без ярко выраженных кулуаров и гребней крутизной около 20°. С большим трудом из камней соорудили относительно ровные площадки для палаток и приступили к ужину.

Вдруг легкий шорох заставил всех нас посмотреть наверх. Сначала мы увидели две черные точки, которые на наших глазах стремительно увеличивались и приближались к нам. Еще через три секунды мы увидели, что два огромных булыжника, размером с добрый самосвал каждый, летели на наш бивак. Валуны ударялись о склон, пролетали по воздуху 100-200 м и снова ударялись о склон каждый раз после удара чуть-чуть меняли траекторию полета. Бежать заранее в сторону было бессмысленно, т. к. угадать направление их движения было невозможно. Еще через секунду булыжники со свистом пролетели в 30 м от нас. Мы перевели дух, но в целом загрустили, т. к. ночевка наша явно становилась опасной. Но менять место стоянки было поздно, решили довериться судьбе и Всевышнему.

Наутро погода была прекрасная, и мы устремились на штурм вершины, отмечая свой путь зелеными ветками тальника, предусмотрительно принесенными снизу. Без этой меры предосторожности мы могли бы не найти свой лагерь. Через два часа энергичного подъема мы были на восточном краю кратера Ключевского вулкана. Зрелище, открывшееся нам с кромки, произвело неизгладимое впечатление. Кратер Ключевского вулкана был очень похож на кратер Авачинского до извержения 1991 г., но диаметр и глубина его были в два раза больше. Еще одно отличие в том, что дне кратера была достаточно ровная площадка, на которой виднелись два отверстия.

Через несколько минут после нашего выхода на кратер раздался звук, напоминавший артиллерийский залп. Из одного отверстия показался мощный столб черного дыма, а из другого такой же столб совершенно белого пара. Это действо природы произвело на нас огромное впечатление. Мы смотрели как завороженные. Леша Максимов, наш штатный фотограф, снимал кратер и нас на нем в разных ракурсах.

Взрывы на дне кратера происходили каждые 15-20 минут. Среди камней мы нашли металлическую пластину «50 лет ВЛКСМ», которая была повреждена временем, но надпись читалась отчетливо. Насмотревшись на кратер, мы начали спуск по зеленым меткам к своим рюкзакам и, взгромоздив их на себя, продолжили спуск к подножию вулкана, а затем на юг к влк Безымянному. Тягостное впечатление оставила безжизненная пустыня — результат извержения 1956 г. До самого горизонта простирались однообразные шлаковые пепловые поля с камнями и редкие островки травы. В центре этой пустыни лежала огромная глыба высотой около 15 м. Туристы называли этот камень Амбон и считали, что это вершина старого Безымянного вулкана, заброшенная сюда взрывом на расстояние более 10 км.

Запомнилась переправа через приток р. Хапицы. По дну достаточно глубокого ущелья тек грязевой поток. Леша Максимов уронил чехол от фотоаппарата, который мгновенно был втянут в эту сижу и исчез с глаз. Переходить вброд этот поток нам как-то расхотелось. Мы нашли место, где, прыгая с одного валуна на другой, можно было перейти реку, что мы и сделали. Поздно вечером мы г дошли к влк Безымянному. Он был закрыт вечерним туманом, из которого явственно был слышен гул камнепада. Мы случайно вышли на развалины домика вулканологов и разбили здесь лагерь. Эпизодический грохот, доносившийся со стороны вулкана, наполнял нас тревожным ожиданием ;понятных опасностей.

Утро обещало хороший день, туман явно рассеивался. Оставив лагерь, мы налегке пошли навстречу грохоту. Через километр мы вошли в разлом восточной стенки вулкана. В этот момент туман окончательно развеялся, засияло солнце и мы увидели внутри старого вулкана новый растущий конус, вершина которого превышала окружающие его стенки старого конуса. Через каждые пять минут вершина содрогалась и из-под нее вниз устремлялся каменный поток. Булыжники разной величины летели с ревом и свистом, а часть их простреливала горизонтальную площадку, которую нам предстояло перечечь. Выждав момент затишья между камнепадами и прячась за большими булыжниками от одиночных камней, мы проскочили простреливаемую зону и начали энергичный подъем вверх по пенистой осыпи. Здесь тоже летели камни, но достаточно редко, и мы успевали их избегать. Через 50 минут интенсивного подъема мы подошли под вершину. Это была огромная глыба, на которую мы взобрались с большим трудом, подстраховывая друг друга. Встав, наконец, на самой верхней точке активного конуса, мы увидели, что глыба под ногами — шапка активного конуса — вся в трещинах, из которых выходят небольшие струйки газа. Температура этой глыбы была не меньше 400°, т.к. опираться при подъеме на нее руками было достаточно горячо. В тот момент, когда все горделиво и с любопытством осматривались вокруг и Леша Максимов стал доставать фотоаппарат, глыба под ногами зашевелилась, да так сильно, что мы вынуждены были ухватиться друг за друга, чтобы не упасть. Раздался знакомый нам грохот, и прямо из-под глыбы вырвался каменный поток и ринулся вниз. Нам почему-то показалось, что сейчас эта глыба вместе с нами взлетит в воздух. Не сговариваясь, мы одновременно бросились вниз по пути подъема. Страх подгонял нас, и, не обращая внимания на отдельно пролетающие камни и рискуя ежеминутно сломать ноги или голову, мы очень быстро спустились вниз и перевели дух только тогда, когда проскочили простреливаемую камнепадом опасную И только здесь внизу мы поняли, насколько рискованным было наше восхождение. Собрав лагерь, мы поспешили покинуть неприветливую и практически мертвую зону влк Безымянного и пошли дальше – на юг к влк Плоскому Толбачику.

На небольшом горном перевале Плотина мы еще раз убедились в уникальных возможностях природы: шестигранные каменные поленья, из которых состоит этот перевал, кажутся каким-то чудом, с трудом верилось, что эти правильные шестигранники образовались сами по себе, без какого-либо вмешательства человека.

На подходе к Толбачику нам пришлось пройти через колонию камчатских сурков — торбаганов. Стоя на задних лапках у своих нор, они нахально освистывали нас со всех сторон. Нам это было это не приятно, мы шикали на них, но потом смирились и перестали обращать внимание. Нам повезло: на высоте более 2 тыс. м мы нашли ровную площадку — побочный кратер Звезда Толбачика. Здесь стоял деревянный тригопункт и было достаточно большое количество дров, оставленных, вероятно экспедицией геодезистов, устанавливавших этот знак. Благодаря этим дровам у нас был хороший костер и горячий ужин. На следующий день подъем на Плоский Толбачик прошел довольно легко и быстро. Был только один опасный участок, когда пришлось идти по леднику, по которому текла вода. Здесь нам хорошо помогали альпенштоки с очень острыми стальными наконечниками, изготовлеными по нашему заказу на Петропавловской судоверфи им. Ленина мастером на все руки Геннадием Севостьяновым.

Вершина Плоского Толбачика оказалась огромным снежным полем диаметром около 800 м. Мы пошли на юг в надежде увидеть кратер. Он оказался у самого южного склона. Это была огромная воронка диаметром около 300 м и глубиной ~ 150 м. Края обрывистые и сыпучие и заглядывать вниз было страшно, зато вокруг кратера было много маленьких и веретенообразных каменных бомб и бомбочек. Налюбовавшись кратером, мы начали спуск на юго-восток: сперва по каменистым осыпям, потом вдоль каменного русла ручья. И через два часа подошли к дому сейсмологов, где хорошо устроились на ночлег. Здесь мы стали свидетелями еще одного камчатского чуда. Подойдя утром к ручью, вдоль которого мы вчера спускались и который был таким полноводным и трудно переходимым мы увидели совершенно сухое каменное русло. Ночью ледники не тают и воды нет.

Впереди нашу экспедицию ждало еще много испытаний, передряг и открытий, переходы через три горных хребта, переправы через pр. Толбачик, Сторож, Богачевка, восхождение на кратер Комарова и выход на берег Тихого океана. Но это уже другой рассказ.

 

Данный материал опубликован в сборнике «Крашенинниковские чтения» № 12 2005 год

285 просмотров